ПСП  |     О партии  |    Контакты  |    Поиск по независимым сайтам Беларуси
 
На главнуюРекомендовать другу






Реальный сектор. В кабинетах созрел план приватизации через черный ход?
В мире уже несколько лет бушует экономический кризис. Слегка затихая, когда ведущие экономики вбрасывают в оборот новые и новые ресурсы, и вновь обостряясь, когда эффект от очередной партии вброшенных ресурсов истощается. Осенью 2008 года я писал, что кризис – минимум на 3-4 года. Как оказалось, был слишком оптимистичен: похоже, потребуется еще 4-5 лет кризиса, чтобы правительства ведущих стран смирились с неизбежным: "постиндустриальное общество" уже умерло. Планете требуется новая модель организации глобализирующейся экономической жизни.

Рискованный хаос

В конце концов, задача любого правительства – обеспечить население своей страны конкурентоспособными рабочими местами, заработная плата на которых обеспечивает сложившиеся в стране социальные стандарты. Уже стало ясно, что идея оставить у себя "заводоуправление" и переместить "цеха" в менее развитые страны, для Запада провалилась. Поскольку только на консалтингах и финансовых услугах нужного количества рабочих мест не создать. А если и пытаться создавать – они будут неконкурентоспособны, поскольку завышенные социальные стандарты весьма затратны. И, следовательно, рано или поздно, эти места попадут под удар конкурентов.

В рамках существующего миропорядка у Запада есть два варианта: либо срезать социальные стандарты (процесс уже начался, но срезать придется много), либо разорить те экономики, которые бросили им вызов. Китай, Бразилию, Индию. Постсоветских стран давление Запада не касается, поскольку те, кто называет себя их элитами, на деле поставили экономики своих стран на службу Западу. Какие при этом там произносятся слова – роли не играет, слова там предназначены для того, чтобы выклянчить себе повыше плату за услуги.

Судя по недавним решениям и США, и ЕС пойти на новую значительную эмиссию, вариант противостояния для Запада является основным. Они решились пойти на риск хаоса в мировых финансах. И прежде всего – на риск нового скачка цен на все и вся. Последствия этого решения малопредсказуемы. Но точно можно предвидеть одно: еще и этого удара экономике Беларуси не выдержать. Достанется "на орехи" и России. Недаром там с трепетом ждут новую волну кризиса. Но для нас – это будет просто катастрофа.

Что это было?

То, что в экономике Беларуси сегодня кризис – ясно, по-моему, уже и школьнику. А в заявлениях представителей власти – "Все хорошо, прекрасная маркиза!". Все страны (кроме США, которые предпочитают печатать доллары) в кризис вводят режим жесткой экономии, сокращают или переносят на более поздние сроки не самые срочные расходы, надо – идут на секвестр бюджета. На секвестр пошли недавно даже США. А мы бодро пытаемся кризис не заметить, тем самым его усугубляя.

Сегодня собственная пропаганда мешает самой же власти выработать адекватную складывающейся обстановке экономическую политику для страны. Оставаясь в плену прошлых широковещательных обещаний, власть никак не может решиться на те меры, которые диктует экономическая необходимость. Только ведь в какой мере она осознает эту необходимость? Как и прежде, она уверена, что экономическую реальность для нашей страны определяют указы и постановления, а не обстановка на рынках.

Начать с того, что власть никак не может сформулировать (хотя бы для себя), что же такое произошло в прошлом году. В чем причина прошлогоднего краха?

Экономика у нас, что бы ни говорили либералы, рыночная. (Правда, говоря словами В.И. Ленина, "с бюрократическими извращениями".) И альтернативы такому ее характеру для небольшой страны не существует. Тем более, если рыночная экономика – у всех основных импортеров нашей продукции. Да и наше население не раз и не два проголосовало за такую экономику. А кризис перепроизводства – такое же неотъемлемое свойство рыночной экономики, как и полные прилавки магазинов, и наличие безработицы. Роз без шипов не бывает. И возможностей правительства небольшой страны предотвратить такой кризис – не больше, чем его возможности вызвать или предотвратить дождь: технически это возможно, но уж больно хлопотно и затратно. Только самые мощные экономики в состоянии бороться с таким кризисом, да и то, главным образом, перекладывая его тяготы на других. Доля остальных – приспосабливаться, стараясь смягчить последствия кризисов для своего населения. Только ведь кризис перепроизводства, похоже, пока до нас еще не добрался.

Формально "спусковым крючком" нашего кризиса в прошлом году явился недостаток валюты, в том числе из-за "автомобильного бума", вызвавший лавинообразный спрос на нее. Его причина – огромное для нашей страны отрицательное сальдо платежного баланса, сформировавшееся вследствие роста цен на энергоносители, сокращения российской нефтегазовой подпитки, длительного экономически необоснованного удержания заниженного курса доллара, эмиссионного финансирования потребления и социальной сферы. Кредитная поддержка МВФ и России оказались, от потребности, слишком малы.

Кризис местного разлива

Но ведь ни одна из перечисленных главных причин формирования отрицательного сальдо не связана напрямую с мировым кризисом перепроизводства. Мало того. Последовавший в 2011-2012 гг. быстрый рост нашего экспорта, в том числе и неэнергетического, показал: ситуации перепроизводства для основных наших экспортных продуктов на наших ключевых рынках не было и нет. До той локальной ниши, в которой существует наша экономика, мировой кризис пока толком не добрался.

Из главных причин кризиса в нашей экономике в прошлом году лишь рост цен на энергоносители можно отнести к факторам планетарного масштаба. Но такого рода скачки на мировых рынках – не новость. И в мире полно стран – импортеров энергоресурсов, для которых такие скачки – неприятность, но не трагедия. Тем более, что вслед за ростом цен на энергоносители в мире растут цены и на всю остальную продукцию, позволяя им в какие-то сроки последствия такого роста компенсировать. Если бы дело было только в этом, кредитной поддержки МВФ должно было быть достаточно.

Снижение уровня российской нефтегазовой подпитки и его повышение после подписания нами документов по ЕЭП и ТС сложно отнести к последствиям мирового экономического кризиса. Скорее – к последствиям односторонней ориентации экономики нашей страны на Россию, которая просто продемонстрировала свою силу. Решая так у нас в стране некоторые свои проблемы. А поддержание заниженного курса доллара, стимулирующее импорт, и не заработанное страной потребление (как через зарплаты, так и через социальные и другие общегосударственные расходы) определялись исключительно безграмотностью управления, превалированием пропагандистских нужд власти над потребностями страны.

В мировых экономических процессах мы находимся на далекой обочине. Свой кризис придумали себе мы сами. Но пока за пропагандой не просматривается – а извлекла ли наша власть из него уроки? Глядя на ступор в нашем правительстве, продолжающиеся пропагандистски обусловленные метания – вряд ли.

Да, за ситуацией в Беларуси внимательно наблюдают не только в России, но и в Китае, и на Западе, и во многих других странах, где мы успели нараздавать авансы. Да и опыт создания "белорусской модели", хотя бы и отрицательный, представляет интерес для стран "третьего эшелона". Однако бездарность исполнения погубила и здоровые зерна в этом опыте. Мало надежды на помощь с любой другой стороны, когда у стороннего наблюдателя складывается впечатление, что ход экономических процессов в стране уже полностью контролируется Россией. Которая откровенно пытается инкорпорировать белорусскую экономику в свою.

Ну зачем Западу инвестировать в Беларуси, если все свои пожелания здесь, и дешевле, они могут решить через россиян? Например, МАЗ вполне может попасть под контроль Daimler-Benz через КАМАЗ. А принуждение нашего правительства к выполнению инвестиционных договоров много проще осуществлять руками В.В. Путина, который так успешно продемонстрировал силу своего нефтегазового оружия. Или зачем Китаю конфликт интересов с Россией на территории Беларуси? Тем более зная, что наше правительство все равно заставят в этом конфликте поддержать позицию России.

Приватизация через черный ход?

Есть еще один существенный момент. В ходе кризиса прошлого года Россия заставила вновь поставить в стране вопрос о собственности. Точнее, о приватизации госсобственности. И слишком многие высокие чиновники и директора пожелали принять личное участие в этих процессах. Однако попытки прямых продаж ("задорого") закончились ничем.

Но наших чиновников в их жажде продать это остановить не могло. Как известно, "если нельзя, но очень хочется, то можно" и "нормальные герои всегда идут в обход". Уже существует некий документ о выводе большой группы госпредприятий (говорят о 200 предприятиях) из подчинения министерств и ведомств и передаче их в коммунальную собственность. Из них якобы планируется слепить несколько холдингов, причем часть управляющих компаний будут частными.

Само по себе такое мероприятие особых возражений вызывать не может: наши министерства все равно толком управлять предприятиями не могут. Возмущение вызывает секретность и то, как это делается.

Во-первых, непонятен выбор предприятий. В списке оказались отнюдь не "убитые" предприятия. В частности, завод "Промсвязь", "Белжелдорпроект" - предприятия относительно успешные и рентабельные. И обоими интересовались россияне.

Во-вторых, в стране отсутствует методика определения капитала действующего предприятия. Следовательно, не может существовать обоснованных условий передачи этих предприятий в доверительное управление. Открывается широчайшее поле для коррупции при полной потере контроля над процессом.

В-третьих, непонятна роль процесса передачи в коммунальную собственность. Например, завод "Промсвязь" намечено передать… Минскому району (!). Сразу вспоминается, что "Белвар", прежде чем его продать в 500 раз дешевле балансовой стоимости, тоже сначала из Минпрома передали в коммунальную собственность. Причем, несмотря на огласку этой аферы, никто из чиновников даже выговора не получил.

Наши чиновники и впрямь свято убеждены, что государство находится в их коллективной собственности. Это Б. Обаме в финансовых вопросах требуется одобрение конгресса. Это Д. Кэмерону запрещено законом вмешиваться в дела предприятий с госкапиталом. Это при г-же Меркель существует "совет мудрецов" из наиболее уважаемых экономистов, разрабатывающих рекомендации стратегии. У нас, как видно, любой вопрос можно решать в тиши кабинетов. И с чем в результате страна останется?
  
Информация